На главную
Новости
Контактная информация
Профессиональная книга почтой
Анонс профессиональных мероприятий
Правление
Международное сотрудничество
Ссылки
Наши партнеры
Эстетическая медицина в России
Страничка профессионала
Члены ОСЭМ-юридические лица
Фотоомоложение: факт или фикция? или Audiatur et altera pars

Редакция благодарит за подготовку и проведение дискуссии

Фотоомоложение: факт или фикция? или Audiatur et altera pars

Елену Аравийскую, доктора медицинских наук, профессора кафедры дерматовенерологии с клиникой ГМУ им. Академика И.П. Павлова (Санкт-Петербург),

а также участников дискуссии:




Фотоомоложение: факт или фикция? или Audiatur et altera pars

Андрея Гурьянова, хирурга, ООО «Диамед» (Москва);







Фотоомоложение: факт или фикция? или Audiatur et altera pars

Николая Данилина, доктора медицинских наук, профессора, руководителя отделения кожно-пластической хирургии ГНЦ лазерной медицины МЗ РФ (Москва);





Фотоомоложение: факт или фикция? или Audiatur et altera pars

Сергея Минкина, руководителя медицинского центра (Москва);






Фотоомоложение: факт или фикция? или Audiatur et altera pars

Елену Соколову, главного врача ГК «СпортМедИмпорт», дерматолога-косметолога, физиотерапевта (Санкт-Перербург),





Фотоомоложение: факт или фикция? или Audiatur et altera pars

Татьяну Шутенко, дерматокосметолога, кандидата медицинских наук, кафедра эстетической и восстановительной медицины, Медицинский институт медико-социальной реабилитологии, (Москва).




Елена Аравийская: 17 февраля 2006 года, в рамках V Международного симпозиума по эстетической медицине состоялась панельная дискуссия на тему «Фотоомоложение: факт или фикция?». Мне представилась счастливая возможность быть модератором этой дискуссии. На этапе подготовки к дискуссионной работе всем участникам предлагалось осветить ряд вопросов, касающихся как самого понятия фотоомоложения, так и его применения. Первое, что мы попросили сделать наших экспертов, это дать определение фотоомоложению.

Андрей Гурьянов: Фото­омоложение – это неабляционный метод омоложения кожи, который заключается в специфическом реактивном изменении эпидермиса и дермы в ответ на широкополосное электромагнитное излучение в диапазоне от 400 до 1200 нм. Изменения эпидермиса и дермы проявляются в виде частичной деструкции видимых хромофоров и активации обменных процессов.

Фотоомоложение обеспечивается фотосистемами, испускающими полихроматический неполяризованный свет, которые выгодно отличаются от лазеров тем, что позволяют охватить более широкий спектр косметической патологии и имеют более низкую цену.

Николай Данилин: Термин «фотоомоложение» включает в себя серию различных терапевтических методов лечения кожных изменений, вызванных возрастом, воздействием солнца или других факторов. Фотоомоложение достигается применением либо лазеров, либо интенсивных импульсных световых приборов (ИИС), либо других источников света.

Сергей Минкин: Фото­омоложение – это устранение возрастных изменений, в первую очередь, морщин с помощью источников света (лазеров, IPL-систем).

Елена Соколова: Фото­омоложение – это технология неабляционного воздействия на структуры кожного лоскута, направленная на коррекцию основных проявлений хроно- и фотостарения: снижение тургора кожи, дисхромии, сосудистые нарушения. Принцип действия метода заключается в использовании импульсного монохромного или широкополосного светового излучения с направленным воздействием на хромофоры-мишени (меланин, гемоглобин и его производные, вода, грубоволокнистые структуры). Механизм действия данной технологии заключается в купировании асептического воспаления, вызванного тепловой микротравмой.

Татьяна Шутенко: Фотоомоложение – это ремоделирование пресинильной и старческой атрофии кожи с целью восстановления ее архитектоники и функций абляционным и неабляционным методами с помощью лазеров или широкополосных импульсных источников света.

Абляционный метод – это омоложение кожи с нарушением целостности ее поверхностных слоев за счет выпаривания. Неабляционный метод омоложения кожи не нарушает целостности кожных покровов.

Основным принципом действия фототерапии является преобразование электромагнитной энергии в тепловую с последующим прогревом ткани до температуры, при которой запускаются биохимические процессы.

В таблице 1 представлены механизмы действия абляционных и неабляционных методов фотоомоложения.

Елена Аравийская: Насколько объективны наши представления о том, «работает» или нет метод фотоомоложения?

Николай Данилин: То, что данный метод работает, подтверждается многими объективными методами исследования (капилляроскопия, морфология, лазерная допплеровская флуорометрия и др.).

Андрей Гурьянов: Процедура фотоомоложения не нуждается в рекламе. Она высоко оценена пациентами и врачами. Однако процессы неабляционного омоложения, и в том числе фотоомоложения, изучены лишь поверхностно. Поэтому объективность наших представлений об эффективности процедуры зависит от методов исследования явления и от того, что мы будем понимать под фотоомоложением. Если мы говорим об устранении таких признаков фото- и хронологического старения как лентигиоз и дисхромии, эритематоз и телеангиэктазии, то эффективность метода очевидна и прекрасно подтверждается при визуальном исследовании как пациентов, так и их фотографий. Доказательство таких изменений, как повышение влажности кожи, ее тургора и эластичности, изменение микрорельефа и др. требует аппаратных методов исследования. Такие исследования невыполнимы в условиях рутинной работы косметолога, но они были проведены рядом исследователей и доказали эффективность метода. Вопрос – насколько существенны выявленные изменения? Так, говорят ли о том, что мы приблизились к молодости, выявленные при фотоомоложении морфологическими методами структурные изменения дермы и неоколлагенез? Иными словами, косметологам нужны информативные критерии оценки старения кожи. Изучая процессы старения и омоложения кожи, мы должны выявить те желательные изменения, которые действительно важны в поддержании ее здорового и эстетичного состояния, и оценивать по этим признакам кожу. Особое внимание должно быть уделено длительности и обратимости процессов фотоомоложения.

Сергей Минкин: На мой взгляд, почти все оценки фотоомоложения субъективны и основаны на визуальном восприятии врача или пациента. Научных доказательств эффективности фотоомоложения на настоящий момент времени не существует.

Елена Соколова: «Работает или не работает технология?» – это вопрос, который несет в себе информацию: удовлетворяет ли результат пациента и соответствует ли он требованиям и ожиданиям профессионала? Чего ожидает дерматокосметолог и что обещать пациенту? При клинических признаках мелкоморщинистого типа старения (снижение тургора, снижение эластичности кожи, дегидратация, нарушение барьерных функций, образование сети мелких морщинок и складочек, сохраняющихся в состоянии мимического покоя, расширение диаметра пор, дисхромия) в результате процедур улучшается тургор и эластичность кожного лоскута, происходит выравнивание рельефа и текстуры, уменьшается диаметр пор, выравнивается цвет кожи.

При клинических признаках нарушений меланогенеза, проявления дисхромий и гиперпигментаций (хлоазма, веснушки, посттравматические гиперпигментации, солнечное лентиго, другие дисхромии) наблюдается разрушение пигментных пятен, выравнивание цвета кожи, улучшение ее тургора и текстуры.

При клинических признаках сосудистых нарушений (стойкая эритема лица, сеть мелких расширенных сосудов, телеангиэктазии) в результате светотепловой терапии происходит разрушение мелких сосудов, выравнивание цвета лица, улучшение тургора и эластичности кожи.

Пациент должен быть сориентирован на результат, как от одной процедуры, так и от курса процедур.

Так, например, при осуществлении процедур, направленных на лифтинг, результат от одной процедуры – это эффект «быстрого лифтинга», полученный на основе хорошего увлажнения и прилива к обрабатываемой области артериальной крови. Данный результат основывается на использовании теплового компонента от воздействия светового излучения и правильного назначения косметических средств, используемых в ходе процедуры. Результат от курса процедур – это эффект «отсроченного лифтинга», основанный на морфофункциональных изменениях в тканях в ответ на воздействие фототехнологии (уменьшение количества и изменение качественных характеристик морщин, разрушение пигмента, уменьшение сосудистой сетки, улучшение тургора кожного лоскута, уменьшение размера пор и др.).

При этом обязательно надо учитывать, что сам по себе метод фотоомоложения не дает выраженного «быстрого лифтинга». Поэтому необходимо проинформировать пациента об эффекте «отсроченного лифтинга», который будет нарастать после курса процедур в течение полугода, а эффект «быстрого лифтинга» обеспечить за счет правильного косметического ухода.

Татьяна Шутенко: Для качественной оценки эффективности фотоомоложения необходимо ввести понятие критерий (клинический, морфологический или иной признак). Также необходимо ввести классификацию пациентов с учетом клинических, морфологических, иммунологических и возрастных критериев (таблица 2).

Мы предлагаем атравматичную, легкую, удобную оценку эффективности с помощью лазерной доплеровской флуорометрии. При этом методе маркером эффективности фотоомоложения служит индекс кровоснабжения и перфузии кожи.

С учетом оценки эффективности по клиническим, морфологическим критериям и лазерной допплеровской флуорометрии нами сделан вывод о том, что неабляционные методы омоложения эффективны в основном в первой и во второй группах наблюдения и характеризуются улучшением цвета кожи, разрешением дисхромий, удалением сосудистой патологии, разглаживанием мелких морщин. Во второй и третьей группах отмечается только удаление сенильной дисхромии и телеангиэктазий, разглаживания морщин и лифтинга кожи не наблюдается. При абляционных методах омоложения с помощью эрбиевого и углекислотного лазеров отмечается разглаживание сети поверхностных морщин и борозд во всех группах. Однако при использовании углекислотного лазера отмечается более эффективный лифтинг кожи за счет более выраженного термического воздействия и «ретракция коллагена».

Для принятия решения об использовании метода осуществляется фотопроба. Фотопроба – установление индивидуальной чувствительности (по степени эритемы) в ранние (до 48 часов) сроки (таблица 3).

Для оценки эффективности метода в отдаленные сроки необходимо ввести индекс выраженности инволюционных изменений: КМПЖС, где К – тип кожи; М – количество и глубина морщин; Ж – состояние подкожно-жировой клетчатки; П – выраженность гравитационного птоза; С – наличие расширенных сосудов (телеангиэктазий).

Елена Аравийская: Какие методы контроля за эффективностью процедур фотоомоложения Вы используете лично и какие методы Вы могли бы считать наиболее важными и перспективными в дальнейшем?

Сергей Минкин: Для того чтобы можно было объективно оценить саму методику, необходимы рандомизированные исследования с унифицированными объективными критериями не на уровне «лучше-хуже», а с использованием морфологических и аппаратно-диагностических данных.

Николай Данилин: Мы используем фотографию, клинический осмотр, капилляроскопию, морфологические и гистологические исследования.

Андрей Гурьянов: В своей повседневной работе я использую визуальные методы контроля эффективности процедуры. Это осмотр пациента до и после процедуры, сравнение фотографий до и после курса лечения. Также проводилась оценка результатов процедуры, где в качестве эксперта выступали как пациент, так и сам врач. В этом случае каждый из признаков (сосуды, пигментация, качество кожи, морщины) оценивался по количественной шкале от 0 до 3. Кроме того, мною учитываются такие косвенные признаки эффективности процедуры как длительность эритемы и отечности, ощущение «стянутости» кожи. Фотодокументирование дает неполное представление о состоянии кожи, кроме того, выполнить фото в стандартных условиях в кабинете не всегда возможно. Наиболее важными в оценке эффективности фотоомоложения будут те методы контроля, которые наиболее полно отражают выраженность и суть процесса. Наиболее перспективными окажутся самые дешевые и неинвазивные методы оценки интегрального состояния кожи. Перечислю методы исследования, по которым можно изучать состояние кожи: морфологические (гистология, иммуногистохимия, микрорельеф, микротопография, УЗ-эхогенность и пр.), функциональные (трансэпидермальный влагоперенос, увлажненность, салоотделение, эластометрия и пр.), биохимические (изменения состава ВКМ, маркеров синтетической активности клеток).

Елена Соколова: Методы контроля при проведении процедур, направленных на омоложение: осмотр, регистрация клинических изменений, фотодокументация, ультразвуковое сканирование. Ультразвуковое сканирование – относительный метод оценки изменений на уровне структур эпидермиса, дермы, подкожно-жировой клетчатки, подлежащих мышечных волокон, а также сосудов микроциркуляторного русла. Этот неинвазивный безопасный метод помогает усилить мотивацию пациентов, наглядно оценить результаты процедур, дает мгновенный результат с возможностью многократного динамического наблюдения. В своей практике мы используем также кутометрию (измерение показателей эластичности), ТЭПВ-тест, видеосканирование (оценка микрорельефа кожи).

Методы контроля эффективности процедур:1. Оценка результатов процедур, направленных на лечение дисхромий, гиперпигментаций: лампа Вуда (самый простой и доступный метод для оценки глубины залегания пигмента и выбора метода и тактики процедур), дерматоскопия (метод электронно-микроскопического исследования пигментного образования, позволяющий более тщательно оценить количество пигмента, его распространенность в тканях, глубину залегания, выявить признаки малигнизации, проследить динамику развития и включить пациента в компьютерную программу по обработке и оценке результатов), мексаметрия (оценка «уровня меланина и эритемы», основанная на оптических принципах поглощения, рассеивания и отражения светового пучка).

2. Оценка результатов процедур, направленных на разрушение мелких сосудов и лечения эритемы лица: тепловизиометрия, мексаметрия, ультразвуковое дерматосканирование.

Татьяна Шутенко: Для контроля эффективности мы используем: клинические, микроскопические, иммунологические методы, ультразвуковое сканирование кожи, лазерную допплеровскую флуорометрию (ЛДФ).

Однако, в практической деятельности врача наиболее актуальны неинвазивные методы диагностики и контроля лечения, такие как:

1). фотопроба (таблица 3);

2). ЛДФ;

3). ультразвуковое сканирование;

4). иммунологическое исследование.

Елена Аравийская: Далее участникам дискуссии представилась возможность обсудить ряд вопросов по поводу техники выполнения процедур.

Как, по Вашему мнению, должна выглядеть подготовка к процедуре фотоомоложения. Целесообразен ли химический пилинг до проведения фотоомоложения и почему?

Николай Данилин: Это во многом зависит от глубины и объема поражения кожи, состояния кожных покровов и объема оперативного вмешательства. Подход чисто индивидуальный.

Андрей Гурьянов: Я не провожу специальной подготовки к процедуре кроме общепринятой дезинфекции и снятия макияжа. Применение гликолевого пилинга перед процедурой, по моему мнению, не улучшает конечный результат, но повышает риск повреждения эпидермиса. Между тем, мы выполняем ультразвуковой и гликолевый пилинги между сеансами фотоомоложения. В этом случае отмечается большая выраженность эффекта. Мы изменили свое отношение к недопустимости применения ретиноидов при фотолечении. Поскольку наша задача – добиться ответной реакции на воздействие света, мы стали назначать домашнее применение геля «Дифферин» пожилым пациентам со светлой и ареактивной кожей.

Елена Соколова: По поводу техники проведения процедур хочу сказать, что она зависит от аппарата, на котором выполняется воздействие и, безусловно, должна полностью отвечать разработанным протоколам процедур от компании-производителя и обучающего центра. Как показывает практика, получение неудовлетворительных результатов или вообще их полное отсутствие объясняется, в первую очередь, как раз несоблюдением протоколов, некачественно собранными анамнезами, плохим подбором доз облучения. Используя аппараты фирмы «Radiancy» (Израиль) по LHE-технологии более 5 лет и имея возможность отслеживать работу коллег, использующих более чем 200 аппаратов, отмечаю, что отличные результаты получают специалисты, которые тщательно выполняют протоколы, правильно отбирают пациентов и работают вдумчиво.

В качестве подготовки к процедурам фотоомоложения можно выполнить 2–3 процедуры гликолевых пилингов с использованием низкопроцентной гликолевой кислоты, так как именно сочетанный эффект мягкого кератолитического и увлажняющего действия позволит подготовить кожу и обеспечить результат не только отсроченный, но и сразу после процедуры. Назначение каких-либо поверхностных пилингов обеспечивает еще и лучшее проникновение светового импульса.

Татьяна Шутенко: Методики фотоомоложения определяются выбором фотосистем. Для абляционных методов имеются медицинские технологии, утвержденные МЗ РФ для разных типов кожи и тканей.

Если говорить об идеальной IPL-системе, имеющей все необходимые параметры, то и она не в состоянии вызвать выраженные процессы перестройки кожи во 2 и 3 группах пациентов. Для интенсификации воспалительных процессов в дерме нами отработаны методы и подана заявка на изобретение «Сочетанные методы фотофореза».

Ретиноиды мы не используем, так как они являются общепринятыми противопоказаниями к фототерапии, повышают фоточувствительность клеток и могут приводить к ожогам и гиперпигментации кожи. Использование светового фильтра в инфракрасном диапазоне обеспечивает достаточную глубину воздействия. В течение трех лет мы применяли метод, сочетающий химабразию и фототерапию. Однако в последнее время отказались от него в пользу фотофореза, так как использование гликолевой кислоты повышает фоточувствительность кожи и требует снижения плотности потока энергии, что уменьшает термическое воздействие и, соответственно, неоколлагенез. В перспективе, я уверена, будут разработаны методы воздействия, основанные на фотостимуляции с целью повышения уровня иммуннокомпетентных клеток и активизации (факторами кожи и культурой стволовых клеток) их функций; возрастет интерес к лазерному пилингу и лазерной дермабразии. Следует особо отметить, что при фотоомоложении пациентов с III и более фототипом по Фитцпатрику необходимо потенцирование меланогенеза за 2–3 недели до фототерапии с помощью гидрохинона, тиоспота и других средств, подавляющих тирозиназу.

Елена Аравийская: Устраивает ли Вас общепринятый метод подбора индивидуальной дозы?

Николай Данилин: К сожалению, я не знаю общепринятого метода подбора индивидуальной дозы.

Андрей Гурьянов: Да, общепринятый метод нас устраивает. Мы с осторожностью относимся к лечению на первом приеме пациентов с темным фототипом.

Елена Соколова: Подбор доз для проведения процедур фотоомоложения зависит от аппарата и технологии (лазеры, свето-тепловая терапия, IPL-технологии и др.), проводится с учетом фототипа по Фитцпатрику и ощущений пациентов при минимальных клинических изменениях (транзиторная эритема).

Татьяна Шутенко: Подбор индивидуальной дозы необходим для безопасной работы врача и определяется по фотопробе.

Елена Аравийская: Какой, по Вашему мнению, должна быть кратность и частота процедур для достижения ощутимого результата фотоомоложения? Зависят ли эти параметры от того, на какую доминирующую проблему воздействует специалист (телеангиэктазии, лентиго, морщинистость кожи)?

Николай Данилин: Это зависит от многих причин и, конечно, от того, на какую «доминанту» воздействует специалист.

Андрей Гурьянов: Я выполняю от 4 до 6 процедур фотоомоложения с интервалами от 2 до 4 недель. При выраженной пурпуре ждем ее разрешения. При возникновении эритемы после удаления пигмента – ждем разрешения эритемы. Устранение сосудистого и пигментного компонентов требует меньшего количества сеансов.

Елена Соколова: Для проведения процедур, направленных на омоложение кожного лоскута, коррекцию мелкоморщинистого типа старения и фотостарения, рекомендуется от 5 до 10 процедур, выполняющихся 1 раз в 10-14 дней, подбор дозы ориентирован на транзиторную гиперемию и подбирается с учетом фототипа кожи. Хочу заострить внимание специалистов на общих принципах регенераторных процессов в тканях: чем меньше объем нанесенной травмы, тем быстрее идут процессы репарации и тем меньше вероятность осложнений. Это особенно актуально для стимуляции процессов неоколлагенеза. Доза воздействия должна быть минимальной, особенно при работе с увядающей, стареющей кожей.

Для проведения процедур, направленных на лечение дисхромий и гиперпигментаций, курс процедур варьируется от 3 до 15, 1 раз в 10–14 дней, рекомендуется сочетание их с пилингами для усиления кератолитических процессов.

Для проведения процедур, направленных на облитерацию сосудов и лечение эритемы – 5–10 процедур, 2 раза в неделю. При проведении процедур для воздействия на сосуды и пигментные пятна подбирается максимальная доза, так как метод направлен на разрушение хромофора.

Татьяна Шутенко: При лазерной дермабразии достаточно одной процедуры для достижения эффекта, при неабляционном фотомоложении – курс составляет 6–7 процедур.

Периодичность процедур определяется ответной реакцией кожи пациента.

При нормэргической реакции рекомендуется проведение процедур с периодичностью 1 раз в 2–3 недели с учетом местных иммунных реакций кожи на фотовоздействие.

Елена Аравийская: Имеет ли, по Вашему мнению, значение, каким аппаратом проводятся процедуры фотоомоложения? Есть ли у Вас личный опыт сравнения эффективности и безопасности аппаратов различных производителей, которым Вы могли бы поделиться?

Николай Данилин: Конечно, зависит. У меня есть опыт сравнения только лазерных аппаратов.

Андрей Гурьянов: Проникновение световой энергии вглубь кожи связано с риском теплового повреждения эпидермиса. Основные причины этого – плохое прохождение тепла через эпидермис в силу низкой его гидратации и отражение световой энергии на границе воздух/кожа. Применение контактирующих с кожей прозрачных световодов и гидратирующего эпидермис контактного геля решают эту проблему. Дополнительно необходимым удобством является интегрированная в головку аппарата система охлаждения световода (кристалла). Это снижает риск ожога при работе на высоких энергиях и делает процедуру комфортной. Все перечисленное относится к безопасности. Для того чтобы воздействие было действительно эффективным и избирательным, аппарат должен иметь сменные фильтры или головки с фильтрами. В приборе должна быть независимая регулировка длительности подимпульсов и интервалов между ними. Количество подимпульсов в аппаратах может быть разным, но при этом они могут быть одинаково эффективны. Но только в том случае, если они обладают достаточной, а не декларированной энергией. Мы протестировали большинство аппаратов, представленных на российском рынке, и пришли к выводу, что желательной является плотность энергии не менее 35 Дж/см2. Перечисленные выше требования, в частности, соблюдены в аппаратах серии «Гелиос», поставляемых компанией «Истмед», на которых получена часть представленных мною результатов.

Елена Соколова: У каждого аппарата свои достоинства и преимущества, но мне кажется, что правильное использование технологий позволяет получить сравнимые результаты на разных аппаратах. На сегодняшний день при выборе аппаратуры уже разработаны системные алгоритмы, позволяющие согласно своим потребностям выбрать ту компанию, то оборудование, которое будет наилучшим образом вписываться в комплекс услуг, предлагаемых в конкретном медицинском учреждении. Так, на сайте www.svet4beauty.ru в разделе «Как выбирать оборудование» специалисты могут найти необходимые рекомендации.

Татьяна Шутенко: Многообразие аппаратуры для неабляционного фотоомоложения стареющей кожи с помощью широкополосных импульсных источников света и отсутствие критериев подбора оптимальных параметров излучения, обеспечивающих эффективность процедуры, породило скептицизм и разочарование как врачей, так и пациентов, не получивших желаемого косметического эффекта. На основе теоретического моделирования, подкрепленного многолетними клиническими исследованиями, нами были сформулированы требования к оптимальным параметрам излучения:

–спектр излучения 650–1200 нм;

–плотность потока энергии излучения не менее 30 Дж/см2;

–число подимпульсов излучения во вспышке не менее 3;

–минимальное время, требуемое для поддер­жания температуры порядка 57°С в коже на глубине 3–4 мм, необходимое для запуска процессов синтеза в дерме, должно быть не менее 300 мс.

При правильно заданных параметрах излучения происходит эффективное стимулирование неоколлагенеза и, как следствие, достигается хороший косметический эффект.

Елена Аравийская: Подводя итог дискуссии, следует отметить, что она была своевременной. Прошло уже несколько лет с момента появления процедур фотоомоложения на рынке косметологических услуг. Настороженность к новому и малоизученному сменялась у одних специалистов восторженностью, у других – чувством разочарования. Действительно, пришло время подвести итоги и попытаться найти «золотую середину». Заявленная тема вызвала большой интерес среди профессионалов. Приятно отметить, что уже на этапе ожидания начала заседания мы увидели много заинтересованных слушателей – зал быстро заполнялся. В ходе дискуссии можно было услышать диаметрально противоположные мнения специалистов. Это и создавало определенную «интригу» всей нашей встречи.

С первых минут дискуссии стало понятно, что ее участники вкладывают разные смыслы в само понятие «фотоомоложение». Большинство выступающих отнесли фотоомоложение к неабляционным методам воздействия. Более широкое представление о фотоомоложении как о комплексе абляционных и неабляционных методов поддержали далеко не все. В ходе дискуссии было принято решение рассматривать и обсуждать только неабляционный метод. Однако нам показались крайне интересными выкладки доктора Шутенко о фототерапии в широком смысле этого понятия, поэтому мы с удовольствием поместили их в тексте дискуссии.

Что касается наших представлений о том, работает методика или нет, то, подводя итог, можно вывести две основные точки зрения. Большинство специалистов уверены, что имеется видимый эффект фотоомоложения, который подтвержден рядом объективных методик. Оппонентом был доктор Минкин, который считал, что научных доказательств эффективности фотоомоложения на настоящий момент времени не существует.

Говоря о клинической оценке результатов фотоомоложения, важно подчеркнуть необходимость использования в повседневной работе объективных критериев оценки старения кожи – об этом говорил Андрей Гурьянов. Он использует в своей работе бальную систему оценок всех признаков старения (от 0 до 3). Татьяна Шутенко предложила для качественной характеристики эффективности фотоомоложения критерии, основанные на клинико-морфологических характеристиках изменений кожи в различные возрастные периоды, а также индекс выраженности инволютивных изменений. Предложения всех участников дискуссии крайне актуальны. Практикующим косметологам нужны стандартные критерии оценки всех признаков старения кожи, причем необходимо их деление по степеням тяжести (выраженности). Существование алгоритмов и стандартов в работе косметологов существенно облегчает профессиональную деятельность и позволяет объективизировать результаты работы. Так, в настоящее время с успехом используются стандартные классификации акне и розацеа по тяжести течения, и многие дерматологи и косметологи пользуются уже разработанными алгоритмами при лечении этих дерматозов. Что касается возрастных изменений кожи, то многие авторы предлагают свои классификации, разные школы используют различные критерии. Перспективно создание единых комплексных критериев оценки выраженности возрастных изменений кожи в различных возрастных подгруппах. В ходе нашей дискуссии были сделаны реальные шаги в этом направлении.

Для объективной оценки результатов фотоомоложения помимо клинических методов участниками были названы многие современные методы, причем как инвазивные (гистологическое, иммуногистохимическое исследования и др.), так и неинвазивные (капилляроскопия, лазерная допплеровская флуорометрия, ультразвуковое исследование, оценка микрорельефа, микротопографии, изучение трансэпидермальной потери воды, увлажненности кожи, салоотделения, эластометрия). В перспективе предлагается использовать оценку изменений пигментных нарушений с помощью лампы с фильтром Вуда, а также дерматоскопию, тепловизиометрию, мексаметрию. Учитывая то, что в большинстве современных публикаций имеются указания на использование полуколичественных клинических критериев (изменение площади, диаметра тех или иных образований, оценка в процентах по отношению к имевшимся проявлениям и др.), представляется важным продолжить исследования с использованием объективных количественных методик. На этом совершенно справедливо настаивал Сергей Минкин.

Говоря об эффективности того или иного метода, важно подчеркнуть и удовлетворенность пациента результатом процедур. Этот факт очень своевременно подчеркнули Николай Данилин и Елена Соколова. При этом можно учитывать возможность оценки пациентом результатов фотоомоложения с помощью специально разработанных опросников.

Фотодокументирование результатов фотоомоложения вызвало наибольший интерес среди дискутирующих. Очень интересным было методически продуманное, аргументированное выступление Станислава Козырева, который проанализировал качество предоставленных ему фотографий пациентов и дал конкретные рекомендации по методу фотосъемки кожи.

Особенно ценно то, что в выступлениях прозвучали не только серьезные научные выкладки, но и вполне конкретные практические рекомендации, столь значимые для профессионалов. Елена Соколова подчеркнула важность соблюдения протокола работы на каждом конкретном аппарате, а также учета всех показаний и противопоказаний для назначения фотоомоложения. Крайне интересно было мнение участников дискуссии по поводу подготовки кожи к процедуре фотоомоложения. Одни специалисты предлагают использовать перед процедурами поверхностный гликолевый пилинг, другие – опасаются его назначать из-за риска повреждения эпидермиса и развития фоточувствительности. Интересен опыт Андрея Гурьянова по использованию топических ретиноидов (адапалена) в комплексной терапии фотостарения. В целом хочется подчеркнуть, что мягкое кератолитическое, кератопластическое и увлажняющее действия различных кислот (гидроксикислот, азелаиновой кислоты и др.) и топических ретиноидов позволяют подготовить кожу к проведению процедур и являются залогом раннего позитивного эстетического результата.

Все участники дискуссии были единодушны во мнении, что подбор индивидуальной дозы зависит от фототипа, выраженности ряда реактивных симптомов (эритемы, отека) и субъективных ощущений пациента. Представляет большой интерес и мнение выступавших по поводу общего количества и кратности процедур. Эти показатели зависят от той доминирующей проблемы, по поводу которой выполняется воздействие. При коррекции возрастных и пигментных изменений процедуры проводят не чаще 1 раза в 2 недели, а при сосудистых изменениях – возможно более частое проведение сеансов фотоомоложения (2 раза в неделю). Основание для таких назначений – скорость регенераторных процессов эпидермиса, неоколлагеногенеза и ангиогенеза. Все специалисты подчеркнули необходимость индивидуального подхода при выборе кратности и частоты процедур.

В заключение мы смогли познакомиться с мнением участников дискуссии по поводу различных аппаратов для фотоомоложения. Адреем Гурьяновым и Татьяной Шутенко сформулированы требования к оптимальному источнику излучения, основанные на многолетнем клиническом опыте. Эти требования могут помочь специалистам, которые находятся на этапе выбора того или иного аппарата.

Было интересно слушать всех, ведь участники дискуссии были такими разными. Всем запомнились высокопрофессиональные, очень мудрые и академичные выступления профессора Николая Данилина, он продемонстрировал результаты своего богатейшего опыта. Безусловно, яркой фигурой во время дискуссии был Сергей Минкин, его эмоциональные, артистичные, образные и напористые высказывания внесли свежую струю в ход обсуждения. Все выступления Елены Соколовой были важными для слушателей, она успешно справилась с задачей участника дискуссии: говорила интересно, четко, аргументированно. Во всех выступлениях Татьяны Шутенко чувствовалась уверенность профессионала, основанная на огромном научном и практическом опыте, а также, что очень важно – структурированность подхода к проблеме. Андрей Гурьянов был высокопрофессионален и корректен, он показал много чрезвычайно интересных научных выкладок и ценных практических рекомендаций.

Отведенные полтора часа пролетели незаметно. На заключительном этапе у всех у нас сложилось ощущение, что не все еще высказано, и что нам не хватило времени. Довольно сложно прийти к консенсусу после первой пробной встречи, да и не стоит этого делать. Но все-таки первый опыт такой дискуссии можно считать успешным! Доказательством может служить тот факт, что многие слушатели и выступавшие покидали зал в приподнятом настроении, продолжая обсуждение наболевших вопросов за пределами аудитории. Я надеюсь, что кто-то из них приобрел новых друзей и единомышленников на профессиональном поприще. Не стоит обижаться на своих оппонентов, ведь именно в спорах рождается истина!

В заключение следует отметить высокий уровень профессионализма всех выступавших, умение отстаивать свою позицию. Мы все получили не только профессиональный урок, но и урок человеческого общения. Как важно порой бывает выслушать мнение оппонента, дать ему возможность обосновать свою точку зрения. Как говорили древние: «Audiatur et altera pars», что значит: «Давайте выслушаем и другую сторону». И пусть это изречение будет девизом наших последующих дискуссий.

Большое спасибо всем: докладчикам, слушателям, организаторам!

13.04.2006

Версия для печати

 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork

 
Рассылка:
Ваш e-mail:


подписаться

отписаться

HotLog
HotLog доставка цветов
Rambler's Top100
LocalBannerNetwork